пятница, 27 февраля 2009 г.

Хранитель

День Победы, как он был от нас далек,
Как в костре потухшем таял уголек.
Были версты, обгорелые, в пыли,
Этот день мы приближали как могли…….


Каждый раз, вслушиваясь в слова этого древнего гимна, дошедшего к нам сквозь тьму времен, я невольно вспоминаю одну историю, которую раскопал, готовя материалы для книги, об адмирале космофлота Ганни Лии Питерсоне, командующем 4 сектора, по прозвищу «Стойкий».
Но, все по порядку….

Говорят, бывают моменты, мгновения, когда перед глазами проносится вся жизнь. Тогда память раскрывает перед взором, лучшие моменты жизни, отрочества, юности…первый поцелуй, полевые цветы, что ты подарил матери, первая похвала отца…. Самые лучшие моменты прожитой жизни, события ради которых можно, даже нет, стоит (!) умереть.
…………….
Плотность зенитного огня была высока. Постоянно маневрируя, выкручивая невероятные кульбиты, мы приближались к своей цели – серой, покатой спине планетарного бомбардировщика. Только бы дотянуть. От звезды осталось всего 3 машины. Нет уже две. 300 метров. Запуск трилитиевого конвертора. Секунда. Дошли! Удар. Вспышка! Одна, вторая! Чтобы завалить такую громадину, размером с несколько футбольных поле, одного попадания мало, но мы сделали что смогли. Надеюсь, и другие смогут. Дай бог им удачи!
……….
Оборона планеты Славутичи шла уже 2 месяца. Сепаратисты из Стального Анклава, не желали терять свои, как они считали территории. Когда полицейская операция по зачистке не помогла, в силу вступили другие средства убеждения.
Где они раздобыли штурмовой носитель с 12 планетарными бомбардировщиками на борту, пожалуй, уже все равно. Наверняка не обошлось без предательства. Но вот с квалифицированными экипажами у них обстояло плохо и это давало надежду на успех этой, по сути отчаянной операции.
У осажденной колонии было мало средств и возможностей для обороны, но они использовали все что было. Колония хоть и достаточно молодая, но и у нее было пара козырей в рукаве. В атмосферу была сброшена нано - взвесь, которая полностью исключила возможность дистанционного наблюдения и вообще, какого бы то ни было зондирования поверхности планеты. 36 трилитиевого конвертора, для подрыва горных массивов, усиленные 20-ти кратно, за счет аварийных сердечников ушедших транспортных кораблей, были нешуточной игрушкой.
Анклавцам ничего не оставалось, как усилив свои бомбардировщики сторожевыми судами идти на низкие орбиты. Но поскольку они не планировали для себя таких трудностей, то на каждый из планетарных титаном, пришлось всего по два сторожевика и 3 звена истребителей. Недопустимо мало по стандартным схемам ведения боя. Но против 1 звена аэрокосмических сил планеты, этого казалось достаточно.
Они не сразу атаковали Бретонию – наш прекрасный город – собственно единственный город нашей планеты. Они зашли с разных направлений, и пошли к нему – попутно выжигая все под собою – небольшие поселки старателей, поля пшеницы, виноградники. Все, что с таким трудом прижилось на этой планете за 100 лет ее колонизации.
……
Кенни, пробирался сквозь завалы битого кирпича. Все ушли в убежища, а он не смог. Сидеть и ждать неизвестно чего, когда его братья там, на верху, сражаются. Пусть малыши прячутся, а ему в его 14 лет, тоже нужно быть с теми, кто там, наверху.
Истребители анклавцев, расчищали дорогу своим исполинам, уничтожая все подозрительное на поверхности планеты. Колонисты как могли, маскировали свои зенитные батареи, чтобы, когда придет момент, ударить снизу, в брюхо этих монстров, что уничтожали их дома, их будущее, в призрачной надежде, что они смогут их победить. Но истребители прикрытия практически не оставили им такого шанса. Почти….
На одну из таких разбитых батарей в восточном пригороде Бретонии и вышел Кенни. По странному стечению обстоятельств, сама батарея оказалось практически целой. Был уничтожен только расчет операторов. Останки человеческих тех были перекручены с арматурой стен. Внимание мальчика привлекло небольшое движение грунта справа от него. Не сразу, боязливо, он приблизился к этому месту, но увидев среди обломков человека в форме, планетарной обороны, бросился вперед, на помощь, разгребая осколки кирпича и пласт бетона...
Когда громада бомбардировщика наползла на остатки батареи, закрыв собою солнце, из руин поднялась одинокая фигурка. И взгляд больших, голубых глаз, устремился вверх. И рука с зажатым пультом общего контроля поднялась вверх. Пусть видят! Пусть знают! Они увидели, но что можно успеть за мгновение. Только отжать гашетку бомболюков. Но как раз это и было роковой ошибкой. Залп зенитной батареи был страшен. Способная уничтожать цели на высоких орбитах, сейчас она выпустила свои заряды, практически в упор. Никакой силовой щит, неспособен удержать такого попадания, на таком расстоянии. Когда же от попаданий сдетанировали боеголовки ударного типа все было кончено…..
Теперь на этом месте стоит монумент и искусственное озеро. Правда купаться в нем нельзя, очень глубоко….
Четыре последних «Единорога» практически все с повреждениями, все что осталось от планетарного звена, устремились к кораблю на орбите. Заградительный огонь был слаб и не эффективен. Тяжелый носитель - это не боевой бомбардировщик, его охрана дело кораблей прикрытия, а для защитных систем нужны операторы. Но их не было. Корабль комплектовался в дикой спешке.
Магнитные захваты, трилитиевых конверторов, были сброшены и надежно закреплены на поверхности носителя, который пытался маневрировать, уходя с орбиты планеты. Уйти в гиперпрыжок никто им не дал. Просто позволили отойти подальше от планеты. Была ли радость в глазах того, что активировал подрыв зарядов.….я до сих пор не могу задать себе этот вопрос.
……
Не знаю, когда это началось. Наверное, и никто не знает. Но так случилось - это случилось. Немногие очевидцы, которых мне с трудом удалось найти, описывают это примерно так. Был воскресный день, конца мая. Дня через 3 или 4 после Дня Победы. Одинокие прохожие, матери с детьми, отдыхали в скверике у монумента Кенни Питерсона – или как его часто называли «Последнего бойца». Говорят, что гранит для него привезли с самой Земли! А сам памятник отливали из тританового усиленного сплава, как у тяжелых боевых кораблей. Как я выяснил позже, это была чистая правда!
Мальчик 12 – 13 лет, в форме курсанта кадетского интернат – корпуса подметал у монумента, подновлял надпись, выпалывал цветы. Устав он присел на скамейку напротив монумента.
Группа подростков от 14 до 16 лет, шумной толпой катилась через скверик. Пугая детишек и прохожих. Раскидывая вокруг себя мусор и разбрызгивая все искрящейся на солнце краской.
Но когда они взошли на монумент и струи краски обрызгали его скульптуру. Вот тут их веселью был положен конец. Дорогу им перегородил кадет – курсант.
Паренек сказал, чтобы они убрали за собою, а когда его осмеяли, полез в драку. Его били и опрокидывали на гранит монумента, а он все равно поднимался и кидался на своих обидчиков. Руками, ногами, ногтями, зубами. Случайные прохожие, разняли драку и вызвали миротворцев. Когда те приехали и им рассказали, почему и как все произошло, они сами проследили, чтобы кучка хулиганом, некоторые из которых сами еле передвигали ноги, все убрали за собой, даже стерли – соскребли несмываемую краску с памятника.
Паренька, что оказался воспитанником ближайшего кадетского училища Старой Бретонии, был доставлен в свой кадетский интернат, где ему оказали первую помощь.
Акта о случившемся никто составлять не стал.
Но этот рядовой, казалось бы случай, имел свое невероятное продолжение – он стал началом традиции.
С того дня в любую погоду – в снег, дождь, когда маинстрим гонит непогоду на центральный континент. Каждый день. Примерно с 16 часов дня и до 22 часов вечера, а в выходные дни с утра и до глубокой ночи, монумент «Последнего бойца» обрел своего личного хранителя. Даже в дни торжеств, никто не смел, оспаривать его права быть здесь.
Примерно через год, когда адмирал Александер «Стена» Игнатьев посетил планету Славутичи, с официальным визитом, он обошел все мемориалы посвященные обороне планеты. Был у него такой пунктик. Когда он возлагал венки к памятнику Кенни Питерсона, он обратил внимание на одинокого курсанта, который стоял в стороне. Его поведение, показалась адмиралу немного странным. Занимаемая должность не притупила остроту взгляда старого вояки, он всегда замечал все необычное и неординарное. Когда мероприятие закончилось, он приказал водителю сделать круг в несколько кварталов и опять подъехать к монументу.
Проезжая мимо памятника, он увидел, то, что и ожидал увидеть, и порадовался своей интуиции. Курсант был на месте. Он аккуратно подметал дорожку вокруг монумента.
Позже адмирал навел справки о нем. Ему рассказали эту историю. На его вопрос единственный ли это случай, он узнал, что нет, что за последний год все монументы обороны Бретонии, обрели своих наблюдателей – хранителей. И это были не служащие отдела сохранения наследия. Это были кадетские училища – интернаты, а в редких случаях, как этот, и просто курсанты. И что это все началось именно с этого памятника и этого курсанта.
Очевидцы из обслуживающего персонала гостиницы «Плаза», рассказывают, что адмирал надолго заперся в своем номере гостиницы. Как оказалось потом, он несколько часов просидел за комлинком. Что и с кем он обсуждал, естественно осталось тайной. Но через несколько часов переговоров адмирал покинул свой номер, и в парадном мундире, на котором он оставил, только свои боевые ордена и медали, он отправился в город. К памятнику. К курсанту.

… Они сидели на ступеньках постамента и о чем-то говорили. Долго……

Здравствуй, мама, возвратились мы не все...
Босиком бы пробежаться по росе!
Пол - Вселенной прошагали, вместе мы,
Этот день мы приближали, как могли.
Этот День Победы - порохом пропах,
Это праздник - с сединою на висках.
Это радость - со слезами на глазах…….

Шли годы, точнее 5 лет прошло с того разговора. В тот день, день выпуска, к хранителю монумента, как его теперь называли, подошел щупленький паренек в форме курсанта интернат – кадетского корпуса…. Так без пышных церемоний, просто и спокойно, родилась традиция! Монумент «Последнего бойца» обрел своего нового хранителя! Навсегда!

Минуло еще 7 лет, с того дня. Дня обретения традиции.
Лучший выпускник, лучшей академии космофлота - Ганни Лии Питерсоне, стоял в первом ряду своего выпуска.
Как выходец с отдаленной колонии, хотя и лучший выпускник флота, он вполне мог рассчитывать на пост первого помощника на крейсере дальнего поиска. Вряд ли выше. Собственно таковы были его мечты на данный момент. Но он ошибался, как в прочем и многие его сокурсники, дети прославленных семей и фамилий….
Он не поверил своим ушам, когда начальник генштаба флота объявил, что он получил направление на новейший крейсер-лидер «Неустрашимый», первый корабль серии «Верный», проект которого был заложен 12 лет назад…. в качестве капитана этого корабля!


Послесловие.

Пока мы помним тех, кто ради нас отдал свою жизнь, пока мы бережем память о них, мы непобедимы! Потому, что их души - живут среди нас, сражаются за нас, пока мы помни о них!


28 февраля 2009 года
4:34 ночи



Ниже приводится полный текст песни «День Победы».
Я приношу извинения автору песни за небольшие правки текста, но так я услышал ее в своем сне.

День Победы, как он был от нас далек,
Как в костре потухшем таял уголек.
Были версты, обгорелые, в пыли, -
Этот день мы приближали как могли.

Этот День Победы - Порохом пропах,
Это праздник - С сединою на висках.
Это радость - Со слезами на глазах.

День Победы! День Победы! День Победы!

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели -
Этот день мы приближали как могли.


Этот День Победы - Порохом пропах,
Это праздник - С сединою на висках.
Это радость - Со слезами на глазах.

День Победы! День Победы! День Победы!

Здравствуй, мама, возвратились мы не се...
Босиком бы пробежаться по росе!
Пол-Европы прошагали, полземли,
Этот день мы приближали как могли.

Этот День Победы - Порохом пропах,
Это праздник - С сединою на висках.
Это радость - Со слезами на глазах.

День Победы! День Победы! День Победы!

среда, 18 февраля 2009 г.

Жить ради...

Предисловие.

Система Prime World (Элегия). 2002 г. н.о.
(от (Н)ачала (О)своения или 4014 н.э.)


Ежегодное празднование, по случаю переноса столицы Земной Империи на планету
Элегия, или как ее теперь называют Prime World, было в самом разгаре. Толпы народа
вылились на улицы мегагорода, заполняя все вокруг, невероятной какофонией звуков.


Ближняя зона открытого космоса Системы Элегия.
Борт флагмана экспедиционного флота "Ворон".

Три корабля висели на стационарной орбите столичной планеты. Три титана.
Паладин, Ворон, Тор. Мощь и гордость флота дальней разведки. Приуроченное к годовщине, основания новой столицы, начало экспедиции в дальний космос, готово было
начаться. Экипаж привычно занимал свои места, колонисты и персонал, свои места в персональных криостазисных камерах.

- Корабли к старту готовы командующий.
- Отлично. Навигатор?
- Курс проложен командир.
- Ну, с богом. Старпом. Отсчет.
- Пять, четыре, три, готовность гипердрайва, один, - старпом на секунду задержался,
бросив прощальный взгляд на обзорный экран, на котором яркой звездой горело солнце
Элегии, -- "Паладин" старт!
Метка Крейсера "Паладин" исчезла с радара обычного космоса и появилась на радаре гиперкосмоса.
- "Тор" старт! - продолжал отсчет старший помощник - "Ворон" старт!
Изображение пространства на экранах дернулось, изображения звезд размазались,
превратившись в тонкие линии. Это, перепрыгнув световой барьер, флагман ушел в гипердрайв.

Часть 1. Рухнувшие надежды.

Внеплановый выход из гиперпространства.
Неизвестная область.
Борт флагманского корабля "Ворон".


«Гиперпрыжок завершен!», - прозвучала команда офицера навигатора. Его голос
выражал изумление, до планового окончания прыжка было еще несколько часов. Но его
удивление длилось недолго.

Внезапно тишину мостика разорвал сигнал тревоги.
«… рит Паладин … го..орит Паладин.. Мы атакованы неизвестным кораблем….. На
запросы не отвечает…. Рас….
- Командир сигнал «Паладина» пропал с экрана радара.
- Запустить аварийный - буй. Запустить аварийную гипер - ракету.
- Внимание всем постам.
- Экстренный вызов с «Тора», капитан.
- «Паладин» уничтожен. Нахожусь под огнем. Щит пока держит. Корабль
противника не опознан. Предварительная оценка крейсер одиночного класса, но вооружен
до зубов. Он уничтожил «Паладин» со второго попадания… Я выпустил все малые корабли.
Пытаюсь …ему...навязать ближний бой… Мне нужна помощь. ………. Есть попадание по
кораблю противника. Несколько «Гоблинов», прошли сквозь образоры поля его
щито……вижу…отделившийся отросток……..Он раз……..»
- Через сколько мы подойдем к ним. – задал вопрос капитан. Его голос был спокоен и тверд. Несмотря на свои 45 лет, капитан Александр Хатчинс считался заслуженным ветеранов Космического флота Дальней разведки Империи Солнц. Опыт множества боев и трудных экспедиций закалили его характер и волю.
- Через 2 - 3 минут, капитан.
- Запустить звенья с первого по четвертое. Пусть идут на помощь «Тору».
- Они пошли капитан. Отстрел произведен нормально.
- Орудийная палубы!
- Орудийная палуба, слушает.
- Запустить «Вервольфов» и «Гоблинов».
- Капитан цель не просматривается на наших радарах.
- Хорошо после запуска распределите их между пилотами атакующих эскадрилий по
протоколу «Нагината», пусть атакуют визуально.
- Есть командир. РДРД пошли.
- Приготовить главный калибр.
- Главный готов.
- Старший канонир.
- Либровски на связи капитан.
- Поставь четырех - кратное усиление.
- Есть капитан.
- Отсчет 60.
- Хорошо. Курс на столкновение.
- Капитан? – несмотря на горячку боя в голосе первого пилота было удивление.
- Надеюсь, наша броня окажется прочнее, - ответил на его возглас капитан. «Сшиб же
«Гоблин» с «Тора» один из его отростков или там у него».- понеслось у него голове, -
«Наши корабли строят с многократным запасом прочности корпуса. И таранные удары
крейсеров часто оставляли поле боя за землянами.»

- Понял капитан.
Корабли сходились стремительно. Хищный, вытянутый, корабль неизвестного и последний корабль эскадры людей.

- Капитан после такого выстрела мы потеряем главный калибр.
- Мы уже потеряли два корабля старпом. Они вели огонь своими главными калибрами.
С почти ничтожным результатом. Но вы видели, как в щите противника образовались
энергетические образоры. Может быть у нас есть шанс потеряв главный калибр достать его.
- Он идет встречным курсом капитан.
- Истребителям. Формация «колодец». Загоняйте его на нас.
- Есть капитан.
За мгновение до выстрела главного калибра, в эфир ушел сигнал «штрих», и
атакующие звенья раздались в стороны. Расстояние было идеальным для такого выстрела и канониры не промахнулись. Защитный экран вражеского корабля заиграл всеми оттенками зеленого цвета. В нем появились видимые визуально дыры. Немного, но ему хватило. В них ударили РДРД. Большинство сгорело, но часть все же проникла под щит, ударив в черную броню противника.
- Мы достали его командир. Фиксирую два … нет три попадания.
- Капитан корабль противника теряет шит.
- Хорошо – в голосе капитана звучало облегчение, – истребителям усилить нажим.
- Капитан – начал навигатор - мы сейчас…
Но договорить он не успел. Враг ответил. Фиолетово-голубоватый поток энергии
ударил в носовую часть «Ворона». Корабль словно налетел на стену. Всех кто находился на ногах швырнуло на переднюю стенку. Послышались крики боли. Застонали снимающиеся
переборки. Послышался гул и скрежет. Погасло освещение, но, слава богу, сразу зажглось аварийное. И тут последовал еще один удар. И если первый был страшен, то второй был как предвестие Армагедона. Казалось, что корабль умер мгновенной смертью. Вырубилось все.

Мгновения, секунды, минуты, часы. Кто знает. Беспамятство. Шум помех, шорохи в
динамиках. Голоса. Заработала связь.
- «Ворон» ответьте Золотому. «Ворон» ответьте Золотому. «Ворон» ответьте …
- «Ворон» на связи.
- Слава звездам вы живы.
- Что это было парни.
- Вы столкнулись сэр. Очевидно после попадания «Вервольфа» у него полетели
сенсоры или что там у него. Наверное, он ослеп сэр. Противник начал палить во все
стороны. Сбил несколько наших и попал в вас, сэр. А потом, вы столкнулись. У
«Ворона» разворочена вся носовая часть, снесено несколько башен правого борта.
- Что противник.
- Он мертв сэр.
- Это точно.
- Он дрейфует. Мы тут добавили ему, что смогли. Он разломился почти пополам сэр.
Датчики не фиксируют никаких признаков работы сложной электроники.
- Это ни о чем не говорит золотой лидер. Мы не знаем принципов его действия. Так, что будьте начеку.
- Старший помощник
- Да капитан.
- Призовую партию на корабль противника быстро. Мне нужна гарантия, что он мертв.
- Инженерная
- На связи.
- Доклад о повреждениях через 10 минут.
- Есть капитан.

Космическое пространство. 2002 г. н.о.
несколькими часами позже.

- Каковы наши возможности Фил. Командир редко обращался к своему помощнику на
ты. Только вот в таких случаях.
- Не очень хорошие капитан. У нас нет связи по гиперволне. Связь для обычного
космоса правда действует, но мы слишком далеко от наших баз. Нас не услышат. Мы,
конечно, послали сигнал СОС, но скорее всего он не дойдет до адресата. Да и будет это лет через 200 – 250. Гипердрайв накрылся. Потери экипажа около 60 %, но мы смогли частично его восстановить за счет выживших из экипажа «Тора» и подобранных пилотов с «Паладина».
- Как эволюционный двигатель?
- Слава богу, в порядке. Но с топливом напряг. Мы сейчас осматриваем все суда
вплоть до шаттлов. Может, сможем восполнить потери.
- Что с системой жизнеобеспечения.
- Восстановлена на 83%. Еще несколько дней и доведем до полных 100%.
- Хоть, что-то радует.
- Капитан. Система поддержания анабиоза сильно повреждена и мы не смогли …
- Я уже знаю Фил.
- Извините Капитан.
Немного помедлив, капитан Хотчинс задал главный вопрос.
- Мы сможем добраться хоть куда-нибудь.
И хотя мысленно уже приготовился к самому худшему, но ответ старшего механика
его удивил
- Я думаю, у нас есть такой шанс. Капитан.


Часть 2. «И в смерти своей, мы славим тебя……..»

Система Бакула. 2304 г. н.о.

Они пришли в наш мир неожиданно. Оттуда, откуда никто не ждал. Древнее
проклятие космоса Крак - кхено.
Но тогда этого никто не знал. И не было страха перед неизбежным. Но был долг
солдат Империи, была честь и мужество.
Ведь так недавно закончился период, который историки назвали "смутными войнами". Несколько столетий кровавой мясорубки. Войны с чужими. Становление Империи. Но именно это спасло нас всех. Тяжелые времена закалили землян.
Некогда самая молодая раса, известного космоса, отвоевала свое место среди звезд мужеством и стойкостью своих солдат, блистательным гением военачальников,
граничащей с безумием храбростью своих пилотов...

Когда нет шансов победить, стараешься подороже продать свою жизнь.
Что можно было ждать от курсантов имперского училища, считающих дни до
окончания третьего, летного, курса академии в опостылевшем старом блокпосте на
окраинах Империи.
Когда будничное приветствие: "Viva Empire", превращается в нечто осязаемое как
ярость клокочущая внутри. Ярость, затмевающая страх перед ликом самой смерти.
Тогда мальчишки становятся солдатами. Солдатами Империи. А долг солдата - защищать свой дом. Где бы он ни был. Ибо велика империя, раскинувшаяся на сотни планет галактики, а отступать-то некуда. Ибо нет для землян дома кроме империи...

Вообще-то, технология микро-прыжка, использовалась на орбитальных крепостях
класса "Орешек", в качестве оборонного маневра, когда в критический момент боя
необходимо вывести блокпост из под обстрела. Сейчас же оборонный маневр был
использован с точностью наоборот. "Орешек" буквально впрыгнул в авангард атакующей
эскадры. Всплеск гиперполя разметал передовые корабли врага.
И блокпост оказался лицом к лицу со штурмовым линкором противника. И нанес свой
единственный удар. Вложив в него все, что у него было. Потому, что их так учили. Сражаться до конца, сражаться с последним отчаянием смертником за свою Родину, за свою Империю...
И потому тверда рука одинокого оператора, в залитом красным светом боевом отсеке станции, так как есть только один выстрел - и поэтому только одна цель.
И потому извергаются плазменные орудия потоки энергии на запредельной мощности,
выжигая собственные энерговоды, потому, что не будет возможности сделать еще один
выстрел.
Отбивают яростное стока-то туннельные орудия. И вторит им голос курсанта
старшекурсника, принявшего на себя командование блокпостом в этот страшный миг. Залп, залп, залп.
Быстрее - быстрее пока враг удивлен и растерян, атакой безумца. Поэтому сбрасывают генераторы тераватты энергии в режиме многократно превышающем предельный. Ибо сняты ограничители мощности. Да и кто думает о безопасности в такой-то миг.
Поэтому летит во врага "стена плача", древнее, но безотказное оружие землян.
Массированный залп термоядерных ракет, порождающий волну ЭМИ, выжигающую всю
электронику на кораблях противника.
Поэтому идет в свой последний бой четверка легких истребителей, в кабинах которых, как, когда-то во времена смутных войн, четверо мальчишек-смертников шепчут клич империи, выверяя таранный курс.
Четыре истребителя против штурмовой эскадры чужих. Безумие.
Но как говорили древние. Безумству храбрых поем мы песни, безумство храбрых.....

Ради нескольких мгновений или минут. Но каких дорогих минут. Измеряемых не одной, не
десятком, а несколькими сотнями тысяч жизней.

Кажется, сам космос ринулся на встречу врагу, столько искорок кораблей устремилось в бой. И как оказалось совсем не гражданских судов.
Сюда на окраины империи часто списывали избыток старого вооружения.
Период смутных войн научил быть бережливыми к технике. Устаревшие боевые
корабли не шли в утиль, а продавались всем желающим их купить.
Естественно, если ты ветеран флота, и знаешь с какой стороны у корабля дюзы.
И становились боевые корабли торговцами и охотниками за астероидами,
патрульными и конвойными судами.
И как водится, боевое вооружение с них снимали далеко не всегда.
Нет, конечно, торпеды там или бомбы снять можно, а как вырезать накопитель
плазменной пушки являющийся частью основного реактора.
Дешевле разрезать сам корабль. Да и нужно ли вообще это делать. Ведь неизвестно, сколько продлится этот новый мир.
И не придется ли опять мобилизовать гражданский флот для новой войны. По крайней мере, так думали чиновники и военные двадцать лет назад.

Так, что на встречу чужому флоту выступили не дилетанты. А очень даже
профессиональные военные. На устаревших, но далеко не старых лоханках.
Типа фрегата огневой поддержки (охотник за астероидами Эванса Брига) или дальнего истребителя перехватчика (почтовый клипер дяди Джо.).
И завертелась боевая карусель.
И здесь боевая удача помогла землянам. Это леди всегда благоволит смелым.

Толи это выстрелы со старого блокпоста ослабили основной щит линейного корабля
врага, то ли таран истребителей, или внутренний пожар от попаданий, или все эти факторы сложились вместе. Этого не узнает никто. Пост анализ боя не дал утвердительного ответа на этот вопрос.
Но рой термоядерных ракет составляющий основу "стены плача", развернув «ударную
тройку» прямо перед наступающей эскадрой, буквально разорвал на куски атакующий
линкор. А последовавшая за этим основная волна ракетного залпа накрыла оставшуюся
эскадру, выведя из строя или ослабив щиты практически на всех кораблях. Временно выбив почти все сенсоры дальнего и более половины ближнего радиуса действия.
Всего на несколько минут. Но каких драгоценных минут, хвативших обороняющемуся
флоту, чтобы ворваться в ряды противника, лишив его оперативного маневра, и
возможности применять свое наступательное вооружение. Заставляя втянуться в локальный бой.

И поворачивает назад вражеская эскадра.
Лишившись элемента неожиданности, потеряв свой основной корабль, обломки которого продолжают лететь навстречу разрушенному блокпосту, сталкиваются с ним в
сполохах взрывов, как - будто даже мертвый метал, продолжает сражаться.
Поворачивает назад сама смерть. Убегая от волны кораблей летящих, кажется со всех сторон.
Сотня, две сотни, три... От планеты ощетинившейся орудиями и полями защиты
(откуда это здесь, на окраине, в богом забытом, уголке этой новой империи).
От безумцев кидающихся прямо в объятия смерти. От боевого гимна империи рвущего
эфир. От символов разлетающихся на всех частотах.

Красный круг (Вторжение): Все что может летать поднимается в космос на встречу
врагу. Запускаются программы обороны. Разворачивается планетарная сеть. (Благо старого барахла на складах не счесть. Почему бы и не подарить один комплект новой колонии. Тем более что она заселяется бывшими солдатами. Разве они не заслужили внимания со стороны своей империи.) Население городов оповещается о вторжении. Все способные носить оружие направляются в пункты его раздачи. Запускается программа
автоматического перевооружения транспортных средств арсенала.

Золотая линия: Все тяжеловооруженные корабли в системе устремляются к орбитальной цитадели (после периода "смутных войн" в империи просто не строили
"просто" гражданских терминалов). Все дальние патрули прерывают дежурство и
совершают гиперпрыжки в сторону атакованного мира.

Зеленая линия: Собирается ополчение. Поселенцы фермеры - сильные люди, мужчины и женщины. Прошедшие ад смутных войн. И готовых сражаться до последнего.

Череп (смертельная битва): Все тюрьмы освобождаются от своих заключенных (Все
приговоры лиц, нелояльных к империи (маньяки, детоубийцы и т.д.) приводятся в исполнение). Свобода за кровь. Все контрабандисты в системе знают, если они будут
сражаться за империю, им простят все грехи. (Можно конечно вырубить электронику и
затаиться. Но если кто узнает об этом - имперские ищейки будут сидеть на хвосте до конца жизни. Да и перейти под власть "чужих", та еще перспектива).

Желтая линия – все торговые суда оповещаются о вторжении. Кто может идет на
подмогу. Опыт последних войн, научил взаимовыручке. Когда и торговец смог прийти на
помощь военному кораблю. Да и память о торговых кораблях, переоборудованных под
рейдеры и прикрывших отход госпитальных судов в битве за Инкату, помнили многие. На
стеле героев стоит уже далеко не одно название корабля торгового флота, на аллее павших в столичном мире.


Часть 3. Жить ради….

Система Бакула. 2305 г. н.о.

-- База прием! База прием! Как слышите меня! Прием!
-- Это База №7. Прием!
-- База это "Синий Попрыгунчик". Прием!
-- А-а! Привет Бак - это Михаил Самохин. Помнишь меня. Какими судьбами к нам!
-- Миха?! Привет давно не виделись. Наверное, с самой битвы. Как там твое корыто -
еще летает. Прием!
-- А что ему сделается. Я свой М104 собираюсь сыну подарить на выпускной. Прием!
-- А сам на чем летать будешь! Прием!
-- А Я себе возьму "Триплекс" со Старой базы. Через месяц очередная распродажа
надеюсь, у меня на него хватит. Прием!
-- Да "Триплекс" это вещь. Желаю удачи! Прием!
-- Так с чем ты в наш сектор Бак. Прием!
-- Да вот служба наблюдения засекла какой-то объект, приближающийся к системе по
вектору из внутренних миров. Послали проверить. Прием!
-- Странно. Вроде бы уже давно все выловили после битвы. Прием!
-- Да нет тут дело другое. В службе наблюдения сказали, что у них что-то странное на
приборах. Метал - не метал. В общем, ерунда какая-то. Приказали проверить Прием!
-- А чего наших не послали. Поисковики и у нас есть. Прием!
-- В том-то и дело, что ваш поисковик на профилактике. Так что послали меня.
Ближний свет называется. Хорошо хоть обещали надбавку за сверхурочные. Прием!
-- Что поделаешь работа. Прием!
-- С другой стороны тебе встретил. Все приятно. Прием!
-- Взаимно! Прием!
-- Расскажи о себе. Как...

-- Эй, Бак! Куда ты пропал приятель?! Прием!

Ответом ему была тишина.

-- Эй, Бак?! Чего замолчал?! - голос оператора стал тревожным, - Отзовись?! Бак!

Немедля ни секунды оператор вдавил кнопку тревоги.
В таких делах лучше подстраховаться.
Так просто связь не прерывается.
Мало ли что или кого занесло из космоса.

Сигнал тревоги был передан и на другие станции наблюдения.
Сторожевые суда были немедленно запущенны в космос и направлены в точку последнего устойчивого контакта с поисковым судном.

-- Центральная! Отзовитесь кто-нибудь! - в наушниках оператор взорвался крик.
-- Бак это ты!? Прием!
-- Да я! Прием!
-- Что случилось парень. Связь с тобой резко оборвалась, и я поднял тревогу. Тут сейчас стоит такой шухер. Будет мне по шапке за ложную тревогу. Прием!
-- Не будет! Тут такое! Обо --ся можно! Прием!

В разговор ворвался третий голос:

-- "Синий Попрыгунчик". Говорит капитан третьего ранга Мак’Гинес. Сторожевое
судно "Мстительный". Что там у вас случилось! Прием!
-- Капитан. Сэр. Говорит Бак Портман. Поисково-спасательное судно "Синий Попрыгунчик". По приказу службы наблюдения дальнего космоса послан проверить объект
№... как бишь его. А неважно. В общем, это "Ворон". Сэр. Имперский крейсер «Ворон». Сэр.
-- Вы что-то путаете мистер Портман, линейный крейсер «Ворон», только закончил
ходовые испытания на Штерне, 3 месяца назад я сам присутствовал на верфи «Богданович - 4», при его первом выходе из дока.
-- Нет, Сэр. Это другой «Ворон», пропавший более 300 лет назад, вместе с двумя
однотипными кораблями "Паладин" и "Тор". Прием!
-- Это конечно важное открытие господин Портман, но я хочу напомнить, что мое
крыло подняли по боевой тревоге. Прием!
-- Сэр. Капитан. Но это очень важное дело и ваша помощь возможно будет очень
нужна. Прием!
-- Я конечно не знаток истории, но это дело для 200-тых, а не для нас. Прием!
-- Не совсем так Сэр. Разрешите мне рассказать, в чем дело. Только сначала вызовите госпитальное судно и кого-нибудь из 4-го управления КФ. Сэр. Прием!
-- 4-го!!! Что ты там нашел пилот. Прием!
-- Сэр. Вам лучше самому на это посмотреть. Но сначала сделайте, так как я просил. Вокруг корабля не действует никакая связь. И что еще очень странно, приборы показывают, что внутри этой груды метала, есть живые существа. Прием!
-- Живые!?
-- В анабиозе Сэр. Наверное. Прием!
-- Почему, наверное. Прием!
-- Так приборы показывают всякую ерунду. Но говорят, что точно есть живые. Прием!
-- Ладно подлечу, посмотрю, из-за чего сыр-бор. Конец связи. "Мстительный"
передачу закончил.
-- Подождите Сэр!
-- Ну что еще? Прием!
-- Сэр. Моя просьба Сэр. Прием!
-- Я уже связался с медиками и с 4-м управлением. Они будут через пару часов.
Прием!
-- Спасибо Сэр. Кстати, хотите знать, куда они направлялись. Эти с "Ворона" Прием!
-- Ну, просветите меня пилот. Прием!
-- Сюда Сэр. Прием!
-- Сюда это на Бакулу. Прием!
-- Точно так капитан. И это еще не все. Прием!
-- Ну, давай не томи. Прием!
-- Сэр! Приборы показывают, что корпус корабля подвергли воздействию
направленного потока высокой энергии, а тип повреждений указывает на тех гадов,
которые прилетали сюда год назад. Сэр. Прием!

-- Надеюсь пилот, что у тебе крепкая задница. Прием!
-- В смысле. Прием!
-- Если ты ошибся, ее тебе оторвут. Прием!
-- А если не ошибся Сэр. Прием!
-- Тогда мы все в Ж...Е. Прием!
-- Почему. Прием!
-- Мы думали те твари впервые попали в наш сектор космоса. Что-то типа роя
Жетикаро (полуразумные рои космических амеб - при обнаружении уничтожать до последней особи). А если ты прав, то они уже не первый раз здесь. Значит, где-то есть базы или прыжковые туннели. А это значит снова война. Так, что для общего блага лучше, чтобы ты ошибся пилот, и тебе надрали задницу. Прием!
Ответом ему было шипение и шум космоса…

Система Бакула. 2305 г. н.о.
несколькими днями позже.
Госпиталь для военных пилотов имени Эванса Брига.

Ощущения вернулись с болью в глазах от яркого света. Капитан Хотчинс закрыл газа и прислушался к своим ощущениям. Он лежал на широкой, мягкой кушетке.
Он ощущал на себе несколько присосок-липучек. Капитан понял, что он в госпитале. И тут память напомнила о себе, ворвавшись в мозг водопадом образов. Резко взвыл зуммер тревоги. Призывая внимание врачей и медперсонала.

Капитан Хатчинс взвыл, от переполнявшей его чувств. Извернувшись в руках врачей и отбросив их в сторону, он попытался сделать шаг к дверям, но ослабевшие ноги не
удержали его и он рухнул на колени.
Рыдания сотрясали его тело. Возведя руки к потолку, он прокричал сиплым голосом. И в тот момент, столько было в нем боли, что никто не посмел подойти к нему.
- За что господи! - воззвал он к создателю, - За что! 300 лет гонки, и опоздать на один год! Это не честно! За все, что мы вытерпели!
- Господи! Ты должен был дать нам встретиться с этими ублюдками! - кричал этот
изможденный человек. Очевидно, нервное напряжение было слишком велико. Капитан
провалился в беспамятство.

Система Бакула. 2305 г. н.о.
еще несколькими днями позже.
Орбитальные доки Яхве.

Здесь, у обзорной аппарели собралось, столько народа, что окурку негде было бы
упасть. У обломков «Ворона». Хотя конечно всех интересовал не старый крейсер империи, а вон та штука, что как язва прилипла к борту корабля, знакомая многим. При виде которой руки сами по себе сжимаются в кулаки, а ногти впиваются в кожу.

Система Бакула. 2305 г. н.о.
несколькими месяцами позже.
Мемориал погибших.

-- Сегодня мы воздаем почести тем, кому обязаны тем, что можем дышать, чувствовать, и любить. Долг, который не может быть оплачен никогда.


В чем суть мести. Что ее порождает. Гнев. Да. Но гнев, рождаясь, через некоторое время затихает. А если эта ненависть зрела несколько лет, не находя выхода? Ярость подпитываемая ненавистью и памятью, медленно тлеющая, как торф, осенью, и вдруг вспыхивает. Яростно и жестоко. Уничтожая все вокруг себя. Такой была их ненависть, их ненависть. Ненависть, питаемая неутоленной, неутолимой жаждой мести.

Корабли выходили из подпространства в полном молчании. Их окликали с
орбитальных баз, и кораблей вокруг планеты. Ответом было молчание. Недолгое молчание. Ровно столько, сколько нужно для прочтения молитвы. Столько, сколько нужно для зарядки главного калибра.
Конечно, их приготовления заметили. Конечно, они попытались поднять щиты на
своих базах, они запустили истребители, они попытались связаться с неизвестными. ОНИ
не понимали, кто посмел напасть на их мир. Они так давно забыли это слово «оборона».
Они смеялись над безумцами, что атаковали, их мир. Они смеялись до того момента, пока из гипера не вышла новая волна кораблей, и еще одна волна, и еще, и еще….
Все расы что мы смогли привести на эту битву.
Всех наших бывших врагов. Всех кого мы знали. Всех кого знали они. Ни одна раса не отказалась. Ибо память поколений, живет вечно. В легендах и песнях. Истории о древних демонах, что пожирают миры...
Мы и они привели сюда все, что могли. Оголив все тылы, ибо знали, что те, кто пришел сюда с нами даже и не думают о предательстве. Волна за волной, волна за волной…..
Эти волны накатывались на орбитальные крепости, как плазменный шторм, проламывая, прогибая оборону. На место погибшего корабля, вставал новый. И не было им конца…..
Когда рухнула их оборона. Когда орбиты запылали. Когда не осталось ни из
орбитальных крепостей, не осталось ни одного целого корабля, они уже не смеялись. В
эфире раздавались, только мольба прекратить огонь. Но ответом им было молчание.
Страшное молчание.
А затем на этот мир, что жил разбоем и пиратством долгие века, нападая на слабые и молодые цивилизации, уничтожая многих и многих, обрушился все очищающий огонь ВОЗМЕЗДИЯ.

Мое интервью CG порталу CGTalk.ru

Вот и первая ласточка - мое первое интервью в этом (2009) году. Надеюсь Вам понравится.


http://www.cgtalk.ru/index.php?id=strannik